Прикосновение к истине

Данный рассказ раскрывает суть мира 99% аркана Таро 20 – Суд, а также глубинность погружения в тонкий план с помощью аркана 18 – его мистическое состояние.

Рассказ-эссе. Автор Николай Кольцов (ученик школы Нумерология по Таро – ноябрь 2016)

Июль. Курортный посёлок Аршан. Вечер.

Фёдор направляет свой автомобиль к дацану, что расположен у самого предгорья Саян. Сразу за ним находится и место для ночёвки – давно полюбившаяся ему поляна.

Раскинувшись мягким зелёным ковром, большая, к вечеру безлюдная, она будто специально создана для тех, кто любит природу, тишину и уединение.

Окружающий поляну лес хоть и редок, зато разнообразен растительностью.

Крепкие сосны соседствуют с берёзками и осинами, а у входа, снисходительно взирая на мир с высоты своих лет, три могучих кедра, чуть выдвинувшись вперёд, словно предупреждают каждого входящего – «Здесь не шалить!».

Весной, меж деревьев, ярким цветом расцветает багульник, в августе полно грибов, а к осени поспевают знаменитые на весь мир своей полезностью и вкусом кедровые орехи.

Строгий плакат при подходе к дацану, хоть и написан неряшливо, и от руки, и на куске старой фанеры – «Святое место. Шуметь и разжигать костры нельзя!», всё же достигает цели – заставляет граждан соблюдать порядок.

Фёдор останавливает автомобиль на западной стороне поляны. Осмотревшись и, не обнаружив людей, тихо порадовался своей удаче.

«Один! Чем же удивит его поляна на этот раз? Сказочно красивым закатом? Таинственными ночными голосами? А может, чем-то новым?»

Несколько лет назад он впервые обратил внимание на красоту здешних мест и теперь, когда позволяют обстоятельства, старается заночевать непременно здесь.

«Всё-же я молодец – поспел! Ещё немного и не увидел бы закат»

Фёдор усаживается на поваленную ветром берёзу лицом к вечерней заре. Лес притих. Ни что не шелохнётся. «Надо же. Как перед бурей. А ведь на небе ни облачка, ну, разве только в горах? Там, за крутыми вершинами, скоро скроется очередной день», – не хитро вёл свои размышления Фёдор.

Солнце, меж тем, творило чудо, играя на листьях деревьев, поражающими человеческое воображение красками, щедро разбрасывая их по всему лесу.

«Кто ты, кто пишет этот волшебный пейзаж? Дай о себе знать» – Фёдор, на мгновение улыбнулся этой по детски наивной просьбе, а вскоре, наслаждаясь чудесным вечером и, потеряв счёт времени, забылся.

Несмотря на тишину и отсутствие ветра в долине, в горах движение туч не прекращается ни на минуту. Вот уже и малиновый цвет заката на горизонте сменился на красный, а потом, когда к нему подоспела парочка запоздалых облаков и почти полностью закрыла солнце, заиграл тёмными оттенками серого. Время от времени между тучами образовываются разрывы, взрывающиеся яркими всполохами лучей, отдавая природе последние на сегодня порции света.

Наконец, на прощанье, нежно приласкав золотом верхушки деревьев, солнце скрывается за горизонт.

Фёдор очнулся. «Вот и всё. Как быстро летит время?!»

Окружающий его лес меняет свои одежды: светлые тона красок замещаются на тёмные и угрюмые, сочная зелёная трава на поляне сереет. Это возвышающаяся на западной стороне поляны огромная гора, словно от досады на покинувшее их светило, накрывает своей тенью и поляну, и близлежащее предгорье.

Сумрак, ничего не разглядеть.

Ветер стих, могучие кедры и сосны, как и уставшие за день от своих трудов люди, успокаиваются, перестав раскачивать ветвями. Разнеженный за день тёплыми лучами солнца лес тихо отходит ко сну.

Неожиданно Фёдора охватило ощущение нереальности происходящего. Или наоборот, опутанное иллюзиями человеческое сознание открылось, наконец, для познания истины?

Ему теперь кажется – уснувший было лес, стал оживать. Старые кедры у подножья гор выглядят уже не деревьями, а воинами-великанами из бурятских сказаний, готовых учинить ему допрос: «Кто такой? Зачем пришёл?» Чёрные, как смоль волосы, разметал и колышет ветер. В сильных руках мечи или копья? Темно, не разглядеть. И вдруг, не показалось, нет! – Человек! Зачем потревожил святое место? С чем пожаловал? – Господи! – пронеслось в голове у Фёдора – Да что же это?! Кто?! Спаси и сохрани! Они идут ко мне!»

В этой режущей слух тишине, кроме шелеста листьев деревьев и слабого шума находящейся неподалёку реки, и не слышно ничего и нет никого. Лес съёжился от страха и затаился. «Один!!!» За спиной плотной стеной стоят сосны, сквозь сомкнутый строй которых, не проскользнёт и мышь. «Они раздавят меня!» Злая тёмная сила заполнила всё вокруг. Она давала о себе знать не ведомым ему ранее мистическим страхом, сковавшим сердце; холодом, внезапно пронзившим всё тело, отчего по коже противными мурашками пробежал озноб.

Пронеслись в голове мысли: «Неужели конец? С чем я подошёл к нему? Да ведь я ничего не успел! Зачем приходил в этот мир? Что, всё?!» В отчаянии, скорее инстинктивно, чем продуманно, Фёдор, как умел, принялся, не переставая молиться: «Господи, помилуй. Господи, помилуй…» Воины великаны вдруг замерли, лес за спиной расступился. «Мне оставили жизнь? Буду жить.»

Сердце постепенно успокоилось и он, теперь уже без страха, снова посмотрел на склоны гор и возвышающееся над ними звёздное небо. «Что это было? Померещилось?» Неожиданное спасение обрадовало так, словно он вернулся с того света. Творец оставил ему жизнь, а в придачу подарил и величественную красоту ночного неба, и чистый воздух, и звенящую тишину, и ощущение необыкновенной свободы от терзавших его душу житейских проблем.

Неземная, божественная любовь заполнила поляну и тихо вошла в его сердце. Казалось, теперь он может бесконечно долго радоваться миру и любви, царящей вокруг. «Что это, если не сама реальность, а вся его жизнь просто сон?!»

Травы шептали ему:
– Ты такой же, как мы, человек. Мы любим тебя. –
Старые кедры молчали, и это походило на молчание мудрецов, готовых, если нужно, подсказать выход из любой ситуации. Ощущение счастья охватило Фёдора: «Господи, а ведь я вечен. Также вечен, как эти горы, как лес окружающий меня. Удивительно, что раньше этого не замечал, не понимал. Теперь знаю. Теперь точно знаю!»

Мысли, вырвавшись на свободу, стремительно набегали одна на другую, обжигая своей ясностью и глубиной. «Если и есть в этом мире истины, то осознание их, должно приходить к человеку, именно в такие мгновения» – радостно подумал Фёдор. Захотелось навсегда сохранить в памяти подаренное ему Творцом откровение, чтобы потом, в городе, среди суеты, вспомнить пережитое и вновь наполняться верой в безусловную любовь ко всему, что есть в мире.

Незаметно сумерки сменила ночь. Фёдор включил автомобильный проигрыватель. И вот тихая волшебная музыка поплыла над ночным лесом. В звуках этой прекрасной мелодии жила душа человека, положившая рассказ о своей неразделённой любви на ноты. Ему показалось, что душа композитора здесь, рядом с ним, и это она сама сейчас ведёт свой рассказ. Ум человеческий общается при помощи языка, но разве может это сравниться с музыкой, единственно способной так верно и точно передать силу и глубину чувств разбитого страстью сердца, невольно заставив и других, страдать вместе с ним. Казалось, всё вокруг сопереживает душе невидимого композитора, что даже лес не спит, а тихо плачет, так трогательна и печальна была мелодия. В такие мгновения, сознанию хочется вырваться из тела и улететь в вечность, где есть только любовь и никогда не было ни смерти, ни разрушения.

Глаза Фёдора неожиданно наполнили слёзы. «Отчего так редко жизнь предоставляет нам возможность предстать пред миром обнажённым душой и насладится счастьем единения с ним?» – размышлял он, укладываясь спать.

Так спокойно и крепко он давно не спал. Во сне ему привиделся начавшийся тёплый дождь, и Фёдор порадовался за лес и поляну, ведь дождя не было несколько дней. К его радости, и на самом деле, собравшиеся ночью над Тункинской долиной тучи, пролили на землю живительную влагу. Дождь был короток, но его хватило, чтобы примятая за день людьми и животными трава ожила, и природа встретила Фёдора необыкновенным запахом утренней свежести.

– Хорошо-то как, – беззвучно прошептали губы, когда он, проснувшись, вылез из автомобиля и босыми ногами пошёл прогуляться по влажной от дождя траве. От зелёного ковра поляны поднимался полупрозрачный туман и на удивление было тепло. Однако, продолжалось это не долго. Неожиданно налетел прохладный лёгкий ветерок и с ребячьим озорством разогнал весь туман, представив взору Фёдора горные вершины и синее с редкими облаками небо.

– Как же удивительно красив и добр наш мир! – Очнувшийся от сна лес, вновь зазывал его на свидание с чудом, тихонько заманивая в мир грёз и любви. Так, чуть слышным шорохом трав под ногами, щебетанием птиц, лёгким движением воздуха он давал почувствовать ему первозданную чистоту природы.

Было тепло и спокойно. Фёдор забылся, равно как и младенец захваченный вниманием и любовью матери и отрешённый от остального мира.

Но отчего-то, спустя некоторое время, окружающая его красота стала тускнеть. В лесу появились ранее им незамеченные полусгнившие поваленные ветром деревья, осколки стекла от бутылок, прочий мусор. Что случилось? Это огромный автобус привёз группу отдыхающих на осмотр дацана, и они с весёлым шумом, высыпав на поляну, в мгновенье разрушили весь его сказочный, да нет – абсолютно реальный, что видится в покое, мир.

«Как жаль! А мне так хотелось побыть одному» – с грустью подумал Фёдор и с чувством обречённости стал готовиться к отъезду. Вернулись думы о работе и доме, о нехватке денег, о проблемах с детьми, ссоре с женой. А у кого иначе?! В общем, привычные для многих людей мысли, сопровождающие нашу жизнь до самых последних дней. Собравшись, он всё же решил не спешить с отъездом. Тем временем отдыхающие покинули поляну, и Фёдора потянуло на размышления.

«Я знаю два мира, один, что находиться всегда рядом и, в котором живут люди. Другой, что приходит к нам в моменты чудесных озарений. И тот и другой – реальность. Было бы желание его увидеть. Мне, например, в тонком мире лучше. Он принимает меня безоговорочно таким, какой я есть. В мире, созданном людьми, мне приходиться приспосабливаться, чтобы выжить. Сам ли я выбираю свою судьбу, свой путь? Иногда мне кажется – выбор профессии мной сделан неверно.

Меня интересует не то, чем я вынужден заниматься. С самого начала жизни, чья-то злая воля, заставляет нас выполнять чужие команды по одной простой причине – «ты молод и не имеешь достаточного опыта для принятия решений». Когда мы становимся старше, обязательно находятся те, кто «мудрее», повыше чином, слушаем и их.

А ведь мы приходим в мир познавать, прежде всего себя, чтобы полнее реализовать способности и таланты данные нам при рождении, однако, начинаем это понимать, когда уже большая часть жизни прожита и ничего не изменить. С раннего детства нас учат походить на чрезмерно приукрашенных писателями и журналистами известных людей, добившихся в жизни либо славы, либо богатства. Как будто другого смысла существования нет и быть не может. Подражая им, многие теряют себя навсегда.

А потом, на закате жизни, нам становится понятным, что все прожитые годы ушли впустую и потрачены были лишь на стремление занять, как можно более высокое место в табеле о рангах нашего больного общества, да заработать денег. Не более! Да и собственных детей мы успели «воспитать» так же, как когда-то «воспитали» нас.

Фёдор с грустью подумал о себе и своих знакомых: «Как всё однообразно и предсказуемо. Как коротко время пребывания на планете. Ничего не успеть. Только теперь, что-то стал понимать, а уже и уходить скоро. Сколько ещё проживу? А может быть неверно выбранная профессия не причина расстраиваться? Важнее, каких людей повстречал, какой опыт приобрёл в отношениях с ними? Смог ли себя сохранить? Не превратился ли в удобного для всех «болванчика», без лица и собственных желаний? Важно, что теперь точно знаю: рядом с миром человеческих страстей живёт другой, тонкий мир, с высоты которого, ясно видно всю бестолковость метаний человека в погоне за обогащением, комфортом, славой. А попытка найти альтернативу вечно жующему и стремящемуся к успеху миру людей, и есть смысл всей моей жизни?»

Фёдор встал и направился к автомобилю. «Возможно ли нам, что-то изменить, не столкнувшись с интересами других людей? Беда наша в том, что не умеем, а часто и не хотим понимать других, – продолжал рассуждать Фёдор. – С завидным упорством мы пытаемся подстроить окружающий нас мир и живущих рядом людей под свои интересы, навязывая им своё видение проблем, неизбежно вступая со всеми в спор, как правильно считать и поступать. А может быть, всё просто? Замысел Бога – научить нас мирному сосуществованию друг с другом и природой планеты? Ведь это не мало.»

Туман окончательно растаял, открыв взору синее, с далёкими и редкими облаками небо.

«Пора отправляться домой – в город. Очень много дел и надо успеть составить краткий план работы на завтра», – подгонял себя Фёдор. Отдых окончен. «До свидания, Аршан. Обязательно вернусь сюда через пару недель». Автомобиль неспешно катиться по дороге, а Фёдор всё размышляет и размышляет: «Что же со мной здесь произошло? Тонкий мир – реальность? Моя жизнь проходит впустую? На поляне у дацана, мне приоткрылась истина?»

«В ЭТОМ МИРЕ НЕТ ТОЧНОГО ОТВЕТА НИ НА ОДИН ВОПРОС, КАК И НЕТ ДВУХ ОДИНАКОВЫХ ЛЮДЕЙ» – тихо ответил ему голос с неба.

От удивления он прижал автомобиль к обочине дороги и остановил. Всё, вдруг, стало понятным! «А ведь действительно! Как просто! Мы разные. Потому-то мировой порядок, устроенный одними, не может быть удобным для всех. Никогда! Земной мир – это мир незавершённых дел. На что не направишь свою мысль, вскоре поймёшь, идеала и совершенства не достичь, жизни не хватит. Всё созданное на нашей удивительной планете будет подвергаться переоценке и реконструкции бесконечно долго. Во веки веков! Мы шесть миллиардов мнений о том, как должен быть устроен мир.

Высший смысл существования человека – полное принятие всего, что есть на Земле в том виде, как оно есть. Без глупого желания покорить природу и переустроить мир. Ведь всегда будет получаться по пословице: «Что русскому хорошо – немцу смерть!» Человека должно заботить своё собственное сознание, а не сознание соседа, которое не в состоянии изменить никто! В этом мире у каждого «своя» правда. Мы учим граждан лишь определённым правилам поведения в обществе, чтобы люди не особенно выпячивали свои эгоистичные, а иногда и омерзительные желания, да не нарушали спокойствие и порядок на планете.

Можно ли сделать человека лучше? Можно. Только вот надо ему самому понять, что солнца и любви на Земле хватит для всех. Что кроме нас, «самых хороших и правильных», есть и другие люди, что все равны пред Богом, что отдавать приятнее, чем брать. В этом, как я теперь думаю и скрыта божественная тайна счастливой жизни. Пройдут тысячи лет, но когда-нибудь люди это поймут. Обязательно. А пока будем и любить друг друга, и делать вид, что любим, и при этом тихо, «за глаза», говорить гадости, иногда и делать, оправдываясь, тем, что восстанавливаем некую порушенную справедливость. Ведь, чаще всего, справедливо – это когда нам хорошо. Но кто даёт право решать, что справедливо, а что нет? Всегда ли мы правы? Ты-то сам, что сделал для людей и сколько? Или только намереваешься, но одно это, по твоему разумению, возвышает тебя над всеми?

Всё, как всегда. Во все времена. Мир людей не совершенен, предсказуем в своём желании быть богаче, умнее, сильнее, но всё равно, он прекрасен, потому что в нём живут мои друзья, мои дети, моя любимая. Ни на кого не похожие – маленькие боги в человеческом обличии. Раньше я безуспешно пытался представить себе бесконечность. Теперь знаю, как это сделать! Достаточно просто посмотреть на мир людей».

2006 год

Расскажите об этом посте своим друзьям:

Добавьте меня в друзья:

Похожие записи:

    None Found

Комментарии:

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *